Пижама: самый тонкий костюм

История одной индийской вещи на западе
Сразу поясню: речь у нас о пижаме, которая выполняет роль будуарной европейской одежды, а не о той, с которой ее когда-то срисовали. Впрочем, именно одежда, с которой пижаму срисовали, и объясняет более-менее всю ее историю.
Чуть-чуть истории

Колониальная мода европейцев, осваивающих экзотические страны, имела далеко идущие последствия. В гардеробе колонизаторов появлялись предметы одежды, адаптированные для стран с неевропейским климатом.

На знаменитом портрете работы ван Дейка (см. выше) изображен Уильям Филдинг, первый граф Денби. Филдинг знал толк в одежде — в прошлом он был камергером при дворах Якова VI и Карла I, а заодно и хранителем королевского гардероба. В облике его интересно сочетание чисто индийского костюма (paijama) и рубашки английского кроя.

Но Филдинг позирует в экзотических лесах. Что до холодной и чопорной Европы, здесь восточная одежда использовалась в основном в интимном домашнем кругу, в качестве дружеского подмигивания образованным собратьям по классу. Узор «огурцы», индийские ткани для жилетов и удобные домашние куртки для курения — домашняя одежда обеспеченного европейца появилась поздно, но оставила глубокий след в груди любого неравнодушного к визуальным красотам ценителя моды.
Впрочем, если говорить об одежде для сна, то эту роль пижама взяла на себя лишь во второй половине XIX века. Благодаря всё тем же колонистам в пижаме увидели удобную альтернативу ночной рубашке.

Это было в 1870-х, а уже к 1880-м годам образованные европейские мужчины почти полностью перешли на пижамы для сна.

А вот женщины до поры до времени оставались верны ночным рубашкам, как были они верны и платьям. Как и брюки для улицы, женские «брюки для спальни» стали восприниматься более-менее «пристойно» уже в 1920-е годы.
Общими усилиями Коко Шанель и голливудских фильмов пижама стала восприниматься как одежда для будуара и отдыха (еще одно место, подходящее для пижамы, — пляж).

В ней можно принимать гостей по утрам, прихлебывать мартини в послеполуденное время и вообще всячески предаваться dolce far niente. Пижама — для неспешных.
Символика перчатки и нормы, связанные с ней, менялись по мере развития королевских дворов. Начиная с XV века мы то и дело сталкиваемся с какими-нибудь ограничениями — например, запретом носить перчатки на похоронах, в присутствии короля или в церкви (насколько неуместно последнее, кстати, вам и сегодня «подскажут» церковные бабушки, блюдущие правильное отправление культа). Вместе с тем нельзя забывать, что «пальцовые» перчатки остаются привилегией обеспеченных слоев, в то время как бедняки пользуются митенками, избавляющими их от необходимости постоянно снимать перчатки и надевать их снова.
Что же до пижамы в ее классическом виде, к 1970-м годам она постепенно пришла в упадок. Повсеместная синтетика, унисекс и дикие эксперименты отправили буржуазную пижаму в переработку — и увидели в ней только лишь удобный костюм для сна.
Реабилитировать ее нынешнюю ипостась пытались — и не раз — Dolce&Gabbana, упорно отправляя на подиум девушек в шелковых излишествах. Но по-настоящему тренд вспыхнул уже ближе к нашим дням. И надо сказать, совсем недавно.
Весна 2016-го останется в памяти человечества благодаря неоднозначному тренду на вещи пижамного кроя. Пижамные костюмы с каблуками и лоферами, иногда под верхнюю одежду, продержались несколько сезонов в лучших традициях вещей из гардероба athleisure (или, если быть точным, его подвида — дормкора). С красных дорожек они мгновенно спустились в Zara и Stradivarius.
Впрочем, нам всем довольно быстро стало стыдно.

Пижама — самый мягкий из формальных костюмов, костюм для сна. Она всем своим видом, включая смешные игрушечные лацканы, намекает на расслабленность, лень, свободу тела от временных рамок — не зря же именно пижамы взяли на вооружение европейские мадам в качестве летней одежды для пляжа.

За время недолгого триумфа пижамных блуз — уже в 2018-м ему грустно махали рукой, включая в списки главных антитрендов года — мы имели возможность взглянуть на одежду для интимного домашнего пространства (в первую очередь для него) в контексте пространства общественного. И довольно быстро поняли, что это так себе затея. Пижама — это пижама. Дом — это дом.
Но к счастью, именно благодаря этому всплеску о пижамах вообще вспомнили: в наш визуальный ряд потихоньку вклинились напоминания том, что пижама — это не обязательно бесформенный трикотаж. И именно так появились те бренды, которые сегодня шьют домашнюю одежду из всё еще приятных на ощупь материалов — не притворяясь, впрочем, что это производство можно как-то удешевить.

И это хорошо. Дома должно быть можно всё.
Александра Добрянская
основатель Sartory, стилист

Публикация материала или его части возможна только с письменного разрешения автора.
Подписка на новости Sartory
Всего раз в неделю и строго по делу.
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности.
Made on
Tilda