Чулки: из мужского гардероба в мужские фетиши

Очень длинная история очень длинных носков
Не знаю, как вы, а я совершенно точно выросла в информационном контексте, где словосочетание «красивые ноги» относилось только к женщинам. Тем удивительнее для меня было осознать, что подобному дискурсу без году неделя: до XX века женские ноги никто попросту не видел, они были скрыты под юбками.

Зато мужские ноги видели все. И — сюрприз! — о них тоже было принято рассуждать в терминах «длинные», «красивые» и «стройные». А еще — «мускулистые».

И история чулок — это в первую очередь мужская история.
Мы можем по традиции отправиться в Древний Египет (именно там в гробнице фараона нашли первые известные нам вязаные носки), но, честно говоря, этого хочется избежать: не всё то чулки, что вяжется. Поэтому начинать отсчет чулочного промысла имеет смысл скорее с Византии, где их уже вполне ловко вязали на спицах.

Вязали их и арабы — по всей видимости, именно у них европейцы подглядели технику вязания. Но она оставалась невостребованной аж до XVI века: вязать чулки было долго и дорого. До этого момента чулки назывались шоссами и шились из ткани или кожи. Надо отчетливо понимать, что шоссы фактически выполняли функцию штанов: поверх них не было ничего достаточно длинного. Держались они на ногах с помощью шнурков, которыми их привязывали к верхней части костюма.
Весьма и весьма зажигательно смотрятся шоссы «ми-парти», то есть двухцветные, которые были распространены в ренессансной Италии (Ромео, надо думать, носил нечто похожее).
Распространение вязаных чулок берет начало в Испании: испанцы, с одной стороны, передавали навыки, которым научились у мавританских вязальщиков, а с другой — торговали шелком. Шелковые чулки от испанского двора отправлялись в другие страны в качестве дорогих дипломатических подарков, и довольно быстро стали популярны повсюду. Именно в этот момент у европейской монархии появляются деньги в таких количествах, чтобы позволить себе дорогие игрушки, — а шелковые чулки с этой ролью справляются на ура.

Вязальную машину изобретут только в конце XVI века — и именно по поводу чулок.
Отдельно хочу рассказать про Генриха III, последнего из Валуа. Его всячески обвиняли в гомосексуальности, и причиной тому были его чисто декадентские замашки во всем, что касалось внешности. «Он не удовлетворился одной сережкой в каждом из них [ушей] — ему нужны двойные, украшенные драгоценными камнями и жемчугом…» — это Морисони, посол Венеции в Париже в 1573 году, пишет о «дамской деликатности» тогда еще принца. На счет сексуальных предпочтений Генриха я не могу сказать ничего определенного, зато точно знаю про его предпочтения по части чулок: больше всего ему нравились розовые. Телесного цвета тогда еще не делали, — а быть может, именно это было тайной мечтой юного Валуа.

Шелковые чулки, как и любой предмет роскоши, не избежали репрессий: ношение этого вредного и излишнего предмета было строго регламентировано соответствующими законами. Цены на чулки регулировались официально, и были, мягко говоря, высокими (невольно вспоминаются колготки со стразами от Gucci за 95 тысяч).

Но вернемся к началу этого раздела: чулки напоказ носили мужчины — с их помощью было удобно демонстрировать капитал. (Женщины тоже носили, но не так демонстративно, спрятав под платьем.)

Кстати о женщинах. В Британии чулки появились примерно в правление Генриха VIII. Его дочь Елизавета I, как нам известно, тоже была неравнодушна к чулкам. Получив в подарок шелковую пару от своей придворной по фамилии Монтаг, Елизавета поинтересовалась, где такие берут. Монтаг объяснила, что всему виной ее горничная — и с тех пор чулки государыне вязала только она. Вот такие.
Что до мужчин, то помимо статуса им приходилось демонстрировать еще и ноги. Я даже не могу подобрать подходящий аналог, чтобы объяснить, какую важную роль играли мужские ноги в высшем обществе XVII века, ведь им приходилось быть одновременно и маркером материального благополучия, и полем для демонстрации своих манер (поклоны, танцы, верховая езда, фехтование), и эстетическим идеалом.

Вот вам цитата из комедии Бена Джонсона «Всяк в своем нраве» конца XVI века:

Стивен: Как тебе нравятся мои ноги?

Брейнворм (слуга): Очень хорошие ноги, мастер Стивен! Но шерстяные чулки не очень им пристали.

Стивен: Тьфу, чулки достаточно хороши, теперь, когда лето на подходе и так пыльно. Я снова надену шелковые чулки зимой, когда поеду в город. Думаю, мои ноги будут хорошо смотреться в шелке.

Брейнворм: Поверьте, мастер Стивен, изрядно хорошо.

Стивен: Не на шутку думаю, так и будет: у меня довольно красивые ноги.

Брейнворм: У вас отличные ноги, мастер Стивен, но сейчас не могу задержаться, чтобы еще похвалить их, и прошу великодушно простить меня за это.
Так что если вы думаете, что импланты в икры — это достижение пластической хирургии XX века, я спешу вас разочаровать: подобные накладки существовали уже в XVI—XVII веках.

Правда, вместо того чтобы вживлять их под кожу, их просто привязывали к ноге. Среди любителей ламповой пластической хирургии — Людовик XIV, между прочим, еще и введший моду на каблуки.

В XVIII веке в моду вошли чулки светлых нежных оттенков. Мужчины носили белые чулки, заправляя их в удлинившиеся с прошлого века «штаны» — кюлоты, а женщины освоили чулки цвета сирени, кузнечика, бедра испуганной нимфы, а попутно и оснастили их кружевными вставками на щиколотках и декоративными стрелками по бокам. Что может быть трогательнее? Пожалуй, только подвязки для чулок, но о них я расскажу не сейчас, а в одном из следующих выпусков.
Кстати, вы знаете, что появлением выражения «синий чулок» мы обязаны мужчине?
Англия, 1760-е, салон Элизабет Монтегю. В нем принято говорить о литературе, и самый активный его участник, Бенджамин Стиллингфлит, — ботаник. А еще — любитель шерстяных синих чулок, которые он носит несмотря на этикет, по которому следовало носить черные и шелковые. По прозвищу, закрепившемуся за Стиллингфлитом, всё общество начали называть «Обществом синего чулка», а позже так стали звать и дам, питающих «излишнее» внимание к литературным и научным занятиям (а не как положено). За уход прозвища «в народ» мы должны благодарить Байрона, написавшего сатиру о салоне Монтегю. Называлась она The Blues.
В эпоху Наполеона, когда платья стали практически прозрачными, на смену цветным чулкам пришли их белые собратья. Правда, отдельные дерзкие модницы нарочно надевали под платье что-нибудь цветное, чтобы оно явственно проглядывало через тонкую ткань.
С наступлением Викторианской эпохи в обиход вошли пышные панталоны до колена, а с ними и более пуританские чулки. Очень, очень плотные чулки. Цвета — белый, черный, коричневый. И еще цветные в полосочку.

Но уже к концу века чулки снова становятся цветными. А в 1910 году «Русские сезоны» делают свое дело: яркие чулки теперь принято сочетать с цветом туфель.

И примерно в это же время появляются первые грации, которые поддерживают чулки на резиновых «подвязках». После Первой мировой войны в моду вошел загар, а ноги оголились, в связи с чем чулки стали делать телесного цвета. Особой популярностью такие чулки — уже из фильдеперса, предшественника нейлона — пользовались у артисток кабаре.

Кстати, чулки в это время (1920—30-е) делятся на дневные и вечерние. Дневные — попроще и поспокойнее. Вечерние — с вышивкой, набивным рисунком, а то и ручной росписью.

Переломный момент в истории чулок — 1939 год. Если точнее, 24 октября. В Велмингтоне, США, чулки из нейлона впервые появились на прилавках благодаря компании DuPont. Сказать, что они стали популярны, — не сказать ничего: во всех публикациях, посвященных этому событию, фигурирует цифра 64 миллиарда. Столько пар было продано в США за 1940 год. Очевидцы писали, что женщины вскрывали только что купленные чулки и надевали их тут же, на месте.

На самом деле нейлону просто суждено было случиться: чулки из шелка быстро растягивались на сгибах, их нужно было скрупулезно штопать, да и сидели они, как и вискозные — их конкуренты, — крайне непрочно. Зато нейлон плотно облегал ногу и сочетал, по выражению производителей, «прочность стали и тонкость паутины».

Правда, радость продолжалась недолго, поскольку скоро в связи с войной нейлон был объявлен материалом стратегического значения и его пустили на нужды армии. Женщинам не оставалось ничего, кроме как красить ноги заваркой (или специальным спреем) и рисовать на них стрелки химическим карандашом.

В 1944 году нейлоновые чулки добрались до Европы, а 11 лет спустя их стали делать из лайкры. И эта эпоха — как раз тот уголок фетишиста, из которого черпают визуальное вдохновение производители белья по сей день. Чулки из сеточки (да и не из сеточки) — предмет гардероба, в котором ты обязана была сфотографироваться, будучи актрисой. Фото в чулках or never happened.
Но несмотря на всенародную популярность, чулки быстро уходят в небытие. В 1959 году патентуются колготки — предмет, ставший востребованным в связи с появлением мини-юбки. Одновременно с этим появляются противозачаточные таблетки — и совместными усилиями все эти атрибуты молодежного драйва отправляют чулки на свалку истории буквально за десять лет. К 1970-м годам количество продаж колготок превышает аналогичные показатели у чулок.
И прежде чем мы с вами закончим грустную чулочную эпопею, нельзя не сказать об СССР. Там чулки были, но это не те чулки, которые вы хотели бы носить (если любопытно, можете взглянуть или даже купить их вот тут). Нейлоновые чулки не покупались, а «доставались» — из ГДР или Чехословакии. К ним относились как к драгоценности и всячески старались продлить их срок службы — в том числе и странным «положить в холодильник». В холодильнике всё хранится лучше, согласна. Дырки зашивали подчас собственными волосами, чтобы не был заметен шов, а латаные-перелатаные чулки надевали под брюки или использовали в хозяйстве. Например, как сетку для лука. Или — как моя бабушка — для приготовления брынзы.
Откуда взялись чулки

В исследовании 1976 года, посвященном фетишизму и садомазохизму, сексолог и антрополог Пол Гебхард называет «истинного» чулочного фетишиста «чрезвычайно редким» явлением. Это «редкое явление» к тому же зачастую сопряжено с фантазиями об удушении. Короче говоря, если верить серьезным ученым, чулки сами по себе — вещь хорошая, но не самодостаточная. Что не мешает, впрочем, многим мужчинам, согласно тому же Гебхарду, «питать слабость к чулкам».

На мой взгляд, эта «слабость» — та самая причина, почему чулки так никуда и не исчезли, захватив себе прочное место в порноиндустрии. Место настолько прочное, что на соответствующих сайтах параллельно с разделами, например, «Рыжие» или «Зрелые» можно отыскать и «В чулках».

Судя по всему, канонический образ женщины в чулках — наследие прошлого столетия: Бетти Пейдж, знаменитая женщина-вамп из середины XX века, машет нам рукой.

Я думаю, мы согласимся с тем, что чулки сегодня воспринимаются как предмет не вполне повседневный и подчеркнуто сексуальный (если вы не хотите соглашаться, пишите в чат).

Исследователи секс-фетишизма приписывают эту притягательность чулок, помимо их внешности, также их гладкости и давлению, которое они оказывают на тело носящего (два качества, которые делают объектами фетиша, например, корсеты из резины).
Но я почти уверена, что главным образом их привлекательность проистекает всё же из визуальных характеристик. Судите сами: чулки как две четкие вертикали как бы направляют взгляд вверх — ровно в ту область, которую принято называть «срам» или «телесный низ». Швы на чулках только усиливают эту вертикальную тенденцию.

Фетишист вы или не фетишист, не так важно, когда есть нечто, что фактически создает рамку вокруг области половых органов, как бы приглашая взгляд направиться прямиком туда. Колготки так не умеют. А вот чулки — да.

Добавим к этому ощущения при носке. Попробуйте пройтись в чулках при температуре от +17. Потом попробуйте сделать то же самое, но в колготках. Почувствуйте разницу.

Этот раздел стоило бы переименовать в «Куда уходят чулки», но мне кажется, переживать за их будущность не стоит. Подобно тому, как сандалии никогда не выйдут из употребления, будучи идеальной обувью для лета, чулки обречены на вечное пребывание в нише «Эротомания и всё, что возле».

Разве что человечество понемногу отвадит себя от эротики, но это точно произойдет не завтра.
Александра Добрянская
основатель Sartory, стилист

Публикация материала или его части возможна только с письменного разрешения автора.
Подписка на новости Sartory
Всего раз в неделю и строго по делу.
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности.
Made on
Tilda